Translate

Секс в далекой древности | История секса

Сексуальные запреты и предписания пронизывают всю историю человечества. Священнослужители и законодатели, мыслители и революционные деятели извели многие тонны глины, папируса, пергамента и бумаги, пытаясь объяснить людям, как, с кем, когда, для чего и в каких условиях можно или нельзя заниматься сексом.


Причем то, что считалась нравственным у одних народов, считалось категорически неприемлемым у других.



В Вавилоне жрицы Милитты предлагали себя за деньги первым встречным, а римляне в это же время живьем зарывали в землю жриц Весты, осмелившихся нарушить обет девственности.



Уже к середине II века до н. э. Рим знакомится с моралью восточных эллинистических государств. На этой ниве буйным цветом расцветает свобода нравов. Но по-настоящему римляне начнут тонуть в похоти лишь в I веке н. э., когда римский император Калигула объявит себя прижизненным воплощением бога, а Нерон станет сожительствовать с собственной матерью. Калигула и Нерон — и герои своего времени, и те, кто это самое время породил.
Вседозволенность «бога на земле» — Калигулы — порождала вседозволенность его «детей» — простого люда. Этот тиран и развратник, как известно, лишил девственности родную сестру Друзиллу. На этом его фантазии не кончались. Он решил выдать сестру замуж, а потом… отобрать у мужа и поместить в своем дворце как жену. А еще любимым развлечением Калигулы было устраивать пиры, на которых он выбирал себе женщину, уводил ее в свои покои, а потом возвращал ее мужу, в красках рассказывая ему обо всех достоинствах и недостатках его супруги в постели.



Проституцией тогда занимались даже патрицианки — представительницы правящей элиты. На момент гибели Помпеев в этом маленьком городишке было аж 25 лупанариев (борделей). Но конец сладострастия близок. Появляется христианство. Один век, другой, третий — секс снова становится табу. Надолго. Все Средние века.





В 1453 году Византийскую империю окончательно добивают турки. Бежавшие в Европу из-под их влияния византийцы берут с собой свои библиотеки, произведения искусства и традиции античности, которые в Византии никогда не забывались, а средневековой Европе были незнакомы. То был глоток свежего воздуха для затхлой католической морали. К концу Средневековья она порядком надоела. Сначала наиболее «продвинутые», а потом и простой люд начал интересоваться земными вещами, а не божественными. Человек, природа, окружающий мир становятся причиной и интереса, и восхищения.
Гуманизм и антропоцентризм благоденствуют, а тоска по античности делает свое дело. Красота человеческого тела вновь перестает быть постыдной. Отныне можно если не все, то многое. Секс перестает быть грехом. И у простых людей, и у знати. XVI–XVIII века — эпоха Возрождения, время «дам полусвета», куртизанок (которые появились именно в эпоху Ренессанса) под покровительством влиятельных особ и, конечно, официальных фаворитов.
И едва ли найдется кто-то, кто любил последних сильнее, чем Екатерина Великая, питавшая слабость, впрочем, ко всем представителям сильного пола. Но в особой цене у шальной императрицы были огромные, исполинского роста мужчины с чувственным лицом. Поговаривают, что однажды, когда ее знаменитый фаворит Потемкин был в отъезде, Екатерина столкнулась в коридоре с истопником, похожим на Геркулеса, несшим, будто пушинку, здоровенную вязанку дров.
— Кто вы такой? — спросила императрица.
— Придворный истопник, Ваше величество!
— Затопите камин в моей спальне.
Мужчина развел огромный костер, но Екатерина II осталась недовольна.
— Разве вы не понимаете, как нужно согревать императрицу?
Истопник понял. А на следующее утро получил титул наследственного дворянина, десятки тысяч крестьян и приказ сменить фамилию на Теплов. В память о том, как он согрел императрицу.
А еще в эпоху Возрождения с ее тягой к античности возродилось разрешение на гомосексуализм. По крайней мере среди знати. Отныне иметь дело со «сладострастным Эросом» мужеложства (как и лесбийской любви) — не смертный грех, а «красивый порок».
А что же простой народ? Гомосексуальность тут едва ли пользовалась успехом, а вот «разрешенная» проституция — еще каким. На девушках из простых сословий по-прежнему лежал запрет на секс вне брака (который не так уж редко нарушался), а вот юноши могли делать, по сути, что угодно. «Проводником» молодого человека во «взрослый» мир и становилась проститутка подобно тому, как более зрелый учитель был сексуальным проводником юноши в античные времена.
Но в XIX веке опять побеждает религия. На этот раз протестантская — с ее пуританскими ценностями. Секс вне брака (особенно у девушек и женщин) считается просто апофеозом разврата, а гомосексуализм и мастурбация приравниваются к психическим заболеваниям. Самой строгой в вопросах морали тех времен стала английская королева Виктория. Эпоху окрестили Викторианской.

















Комментариев нет:

Отправить комментарий